переправа



«Русская Бельгия»



Опубликовано: 11-03-2011, 18:00
Поделится материалом

Журнал "Переправа"


«Русская Бельгия»

 

Впервые в Бельгии я побывал, можно сказать, случайно: мои немецкие друзья из Бонна посоветовали мне съездить на экскурсию в Брюгге. Я сел в автобус и поехал, не ведая, что «заболею» этим городом и приеду туда ещё не раз. Прежде о Брюгге я знал лишь, что это всемирно известный морской порт и то, что там почивают мощи св. Василия Великого. Замечательного фильма Г. Риччи «Залечь на дно в Брюгге» я на тот момент ещё не видел, а потому совершенно не предполагал, что попаду в средневековый город-сказку. Кстати, весьма советую его посмотреть тем, кто этот фильм не видел.

 

Ох уж эти камни Европы, о которых писал незабвенный Фёдор Михайлович!

 

Город действительно сказочный и не производит показушного «конфетного» впечатления, поскольку является городом ЖИВЫМ: в средневековых домах-музеях, стоящих на каналах, живут люди. В общем, выглядит всё весьма органично.

 

Брюгге стоит на каналах, и его часто сравнивают с Венецией. Однако каналы в Брюгге – в отличие от Венеции – искусственные, равно как и в другом городе-порте – Генте.

 

Брюгге – город-труженик, хотя значительную часть его бюджета составляют доходы от туризма. Помнится, один из героев фильма Г. Риччи – руководитель киллерского бюро – решил премировать своего сотрудника, которого сам же и приговорил, поездкой в дивный Брюгге, чтобы тому было, что вспомнить перед смертью.

 

Туристов в городе – пропасть. Удивительно, но ощущения дискомфорта от такого наплыва приезжих не ощущается: они как-то рассасываются по площадям, улочкам и закоулкам и бесчисленным кафе и ресторанчикам. Туристы не нарушают спокойствия города и не мешают другим ощущать и впитывать его в себя.

 

Оговорюсь сразу: мои заметки – это не история города, а просто разбросанные заметки.

 

1. Для русского человека Бельгия страна отнюдь не чужая. Первым королём её (Бельгия образовалась как самостоятельное государство в 1830 г.) стал русский генерал-лейтенант Леопольд Саксен-Кобургский. Существует предание, что Государь Николай Павлович, прознавши о такой карьере своего генерала, отписал ему письмо следующего содержания: «Вы были офицером моей Гвардии. Как вы могли опуститься до этого?!» Так ценилось звание офицера Русской гвардии.

 

А за сто лет до образования королевства Бельгию (тогда ещё провинцию Нидерландов) посетил в 1717 г. Пётр I, а в 1816 г. состоялось бракосочетание принца Вильгельмa Оранского (наследникa престола Нидерландов) и сестры Александра I Благословенного Анны Павловны. Последняя устроила в своём дворце в Брюсселе православную часовню, которая, к сожалению, прекратила своё существование после бельгийской революции 1830 г.

 

А в декабре 1958 г. произошло событие не менее важное, нежели бракосочетание августейших особ. Тот год был объявлен Международным годом геофизических исследований, и в Антарктиде была развёрнута широкая научная работа на полярных станциях различных стран мира, в том числе на бельгийской станции «Король Бодуэн».

 

И надо же было такому случиться, что в один из дней в Антарктике пропала бельгийская группа учёных, вылетевших на легкомоторном самолёте. Пилотировал его принц Антуан де Линь, член королевской семьи (весьма популярный у себя на родине человек, ставший лётчиком в войну, чтобы воевать за освобождение Бельгии). Надобно сказать, что принц де Линь был прямым потомком принца де Линя, состоявшего на русской службе во времена Екатерины Второй, – любимца императрицы, друга Суворова и Потёмкина. Да и остальные члены команды принца были сплошь бароны. «Бодуэн» обратился ко всем станциям Антарктиды. Ко всем, кроме русских, виною чему была политика.

 

На советской станции «Мирный» о ЧП узнали от австралийцев. И тогда выдающийся лётчик-полярник Виктор Михайлович Перов и его экипаж поднялись по собственной инициативе в воздух. На тот момент руководство Советской антарктической экспедиции было в походе к полюсу, с Москвой же связаться не удавалось. Не было страховочного самолёта, никто из экипажа не владел французским – потому и потребовался знавший язык геофизик Макушек, а это ещё один человек на борту.

 

Одним словом, инициатива В.М. Перова была вопреки всякой субординации и грозила в случае неудачи «оргвыводами». Искали бельгийцев в течение пяти суток в невероятно сложных условиях, грозивших гибелью самим спасателям: Антарктика ошибок не прощает. И тем не менее бельгийцев нашли! 

 

Сухпаёк их давно закончился.

 

Король Бодуэн наградил наших людей орденами. Орденом Леопольда II награждены начальник третьей Континентальной антарктической экспедиции Е.И. Толстиков и командир самолёта полярной авиации Главсевморпути В.М. Перов. Остальные члены экипажа самолёта – второй пилот В.В. Афонин, штурман Б.С. Бродкин, бортмеханик Е.М. Меньшиков, бортмеханик В.М. Сергеев, бортрадист Н.Г. Зорин – награждены орденом Леопольда, а переводчик В.М. Макушек – Орденом Короны. Разумеется, все они стали гостями короля Бодуэна.

 

В Бельгии Виктора Михайловича почитают и ныне.

 

В 2001-м – через сорок два года!!! – принц де Линь и наследный принц Филипп были в Москве и вручили Перову ещё одну награду – Крест командора ордена Короны.

 

Потом в 1962 г. на Киностудии им. Довженко о подвиге советских лётчиков был снят фильм «Закон Антарктиды». Кстати, это был первый широкоформатный («широкоэкранный», как говорили тогда в народе) фильм этой киностудии.

 

«Во льдах Антарктиды Виктор Перов растопил лёд «холодной войны», – писали тогда газеты. Подвиг экипажа Виктора Перова, отправившегося буквально за тыщи вёрст от базы искать пропавшую экспедицию в приполюсном районе Антарктиды, когда никто из других экспедиций не рискнул в таких условиях производить поиски, вызвал в мире восхищение. А в том же 1959 г. было создано Общество советско-бельгийской дружбы, сопредседателем которого долгие годы был Виктор Михайлович.

 

«А как сейчас относятся бельгийцы к русским?» – спросите вы. Одну историю на сей счёт мне поведал мой давний институтский товарищ Генеральный консул России в Антверпене Е.Г. Барановский.

 

В 2008 г. в Антверпен зашёл противолодочный корабль «Неустрашимый», и Евгений Георгиевич повёл офицеров судна в ресторан. В ресторане народ обратил внимание на непривычную для тех мест военно-морскую форму. Кто-то спросил:

 

– Вы русские?

 

– Да, русские.

 

Слух мгновенно разнёсся по всему залу. Люди вставали («веером», как на футбольном матче) и аплодировали Русским Морякам.

 

Так продолжалось несколько минут. Вот такая история...

 

2. Но вернёмся в Брюгге.

 

Начнём с того, что город этот фламандский. Говорят фламандцы на своём родном языке с каким-то «прихрюкиванием», подобным тому, с которым общаются на своём невообразимом «швицердюче» швейцарские немцы.

 

И говорят в нём исключительно по-фламандски: по-французски говорят лишь иностранцы вроде меня. Прочие «интуристы» предпочитают изъясняться по-английски. Тот, кто неплохо знает немецкий, поймёт добрую половину написанного по-фламандски, но вряд ли по-фламандски заговорит. Впрочем, это я сужу по себе. В последний мой приезд в Бельгию я было уже вознамерился всерьёз начать изучать фламандский (точнее, нидерландский) язык. Однако, посмотрев учебник, понял, что разучусь правильно говорить по-немецки, а фламандскому так и не выучусь: как ни странно, изучать близкие языки много труднее, чем языки несходные. 

 

А посему оставил свою затею.

 

Кстати, фламандская «мова» несколько отличается от голландской. В связи с этим расскажу вам фламандский анекдот: голландец черпает ладонью воду из Шельды. К нему подбегает бельгиец (фламандец) и говорит: «Эту воду пить нельзя! Она грязная!»

 

Голландец: «Простите, я не понимаю по-фламандски, я голландец».

 

Фламандец (показывая жестами): «Черпайте воду обеими руками!»

 

В этой связи для меня стало совершенно непонятно, кого, собственно, имеют в виду создатели европейских анекдотов про бельгийцев, исполняющих роль мальчиков для битья, подобно полякам для американцев: фламандцев или валлонов?

 

Что объединяет бельгийцев?

 

Сами бельгийцы отвечают на этот вопрос следующим образом: пиво, национальная футбольная команда и король. Я бы добавил к этому ещё и шоколад. Шоколад превосходнейший. Здесь бельгийцы идут ноздря в ноздрю со швейцарцами. Остальные страны – далеко позади.

 

Начнём всё же с пива.

 

Бельгийское пиво – лучшее в мире. Это я как бывший «австро-германский пивной патриот» вам говорю! По сему поводу расскажу вам два анекдота: бастуют бельгийские пивоварни (совсем недавно такое и впрямь случилось). Заходит мужик (бельгиец) в пивняк и просит пива. Бармен: пива нет, забастовка. Мужик: нету пива? Тогда «Хайнекен» мне!

 

И ещё один: сидят шеф «Гиннесса», шеф «Хайнекена» и бельгийский шеф (забыл его фамилию).

Гиннесс потягивает свой «Гиннесс», Хайнекен – «Хайнекен», а бельгиец пьёт минеральную воду (без газа). Гиннесс (бельгийцу): «А вы что же воду-то пьёте?»

 

Бельгиец: «А вы разве пиво?»

 

Гиннесс: «Не. Я теперь бельгийский пивной патриот. И пусть меня за это в Германии и Австрии повесят!»

 

Насчёт футбола я не в курсе. Скажу лишь одно: бельгийские болельщики мало кому по своему темпераменту уступят.

 

А теперь о внутрибельгийских отношениях. Страна фактически раскололась на французскую (валлонскую) и фламандскую. Немцы в своём Лимбурге сидят тихо и ни к какой партии покуда не пристают. Однако в случае чего вполне могут соединиться со своими немецкими братьями в Германии, хотя, положа руку на печень, «немца» как нечто единое и цельное выдумали литераторы. Это тоже, в сущности, разные народы. Скажите баварцу, что он «немец», и тот затаит на вас недоброе, ибо он БАВАРЕЦ!

 

Раскол Бельгии обусловлен наличием регионов-доноров (Фландрия) и регионов дотационных (Валлония). Хотя ещё несколько десятилетий назад картина была обратная: Валлония «кормила» Фландрию.

 

Теперь Бельгия готова кормить всю Россию. Уже сейчас 60% импортируемых в РФ яблок составляют бельгийские, Бельгия готова обеспечить на 70% потребности России и в свинине. Вот такие пироги. Правда, в Бельгии вечнозелёная травка, а скотинка, питающаяся свежей травой, не в пример тучнее той, что питается сеном. И всё же, всё же… Неужели эта маленькая равнинная (во Фландрии) страна способна на такие сельхозподвиги? Оказывается, способна.

 

Страна равнинная. Почва болотистая, что заметно по худосочным деревцам. И тем не менее! Вода в Бельгии превосходная. И текущая из водопроводных кранов в Брюгге или Генте ничем не отличается от той, которую вы покупаете в супермаркете в качестве минеральной. Как прежде в СССР. Впрочем, в Брюсселе ситуация с водой несколько иная. Но вполне удовлетворительная...

 

И вновь о внутрибельгийских «разборках», свидетелем одной из которых я стал сам. В Антверпене встретился с дамой, с которой мы связаны рабочими отношениями. Нигде больше, как в Антверпене, встретиться двум москвичам давно не удавалось. Зашли в магазинчик. Моя коллега на превосходном французском обратилась к продавцу – крепкой фламандке, напоминающей по виду реликтовый тип заведующего винным отделом.

 

Та начинает чуть ли не орать на неё: «Как ты смеешь говорить по-французски во фламандском городе?!»

 

Наша дама чуть на пол не села и стала оправдываться: мол, французский язык государственный и сами-то мы не местные (иностранцы). Да куда там!

 

Возможно, что окончательно «достали» фламандскую патриотку довольно крупные бриллианты в ушках десятилетней дочери незнакомой мадам. «Ишь, валлоны, совсем обнаглели! Мало того, что нас объедают, так и стыд совсем потеряли!»

 

Как хорошо всё же, что я не ношу в ушах бриллиантов.

 

Но это был, безусловно, случай из ряда вон.

 

А это уже обратный пример. Одна моя знакомая русская дама, проживающая в Намюре (Валлония), стала такой валлонской патриоткой, что мне пришлось чуть ли не оправдываться за то, что живу в Брюгге. Дама даёт уроки игры на фортепиано какому-то большому чиновнику-фламандцу. Фламандец принципиально не говорит по-французски, дама, прекрасно владеющая фламандским, принципиально не говорит со своим учеником на его родном языке. Говорят они между собой по-английски.

 

Широк, широк русский человек!

 

А что же за тип такой фламандец?

 

Искал на улицах «фламандские типы», да так и не нашёл. За исключением трёх-четырёх лиц. Стандартизация всепроникающа. И это не радует.

 

Что сказать о фламандцах, с которыми я сталкивался?

 

«На лицо суровые, добрые внутри».

 

Вежливые и обходительные. Доброжелательные. Хотя не всегда это заметно с первого взгляда: надо просто вступить в контакт.

 

Был такой случай. Сидим мы с женой в кафе. Неподалёку от нас суровая фламандская дама. Кидала на нас взгляды исподлобья. Выпив свой кофей, принялась считать копейки (они все там любят считать и беречь свою копейку!). Отсчитав положенное, двинулась мимо нас к выходу. Потом наклонилась над моей женой и довольно громко сказала ей что-то по-фламандски. И при этом её ещё по-приятельски шлёпнула. И громко засмеялась своей остроте.

 

Так что дама лишь по виду была недобрая, а в сущности очень даже наоборот.

 

Мне показалось, что большинство фламандцев по характеру именно такие.

 

А чего ещё иностранцу надобно?

 

Молодёжь вежлива и корректна.

 

Теперь о Короле бельгийцев.

 

Последние два года – массовый наплыв беженцев из России в Бельгию.

 

Правда, получить статус собственно беженцев весьма затруднительно. ЧЕСТНО получить его НЕЛЬЗЯ. Обманом – можно. Но наших соотечественников трудно этим попрекнуть: на 99% просящие убежища в Бельгии – это выходцы из Ставропольского и Краснодарского краёв.

 

Так выживают русских с родной Русской земли: кавказцы достают, а власти не защищают. Люди уезжают семьями, причём в весьма зрелом возрасте. Учат фламандский язык. Учат хорошо, сознавая, что он НЕОБХОДИМ для жизни. Через полгода уже начинают хорошо и правильно писать по-фламандски. Никакого неприятия со стороны «местных» не замечено. Кстати, бельгийцы чётко различают: РУССКИЕ и чечены.

 

Уезжают, таким образом, не учёные и артисты, а работяги и колхозники – соль земли. Королевство даёт им возможность обустроить свою жизнь. Нормальную и обеспеченную.

 

Спасибо Королю бельгийцев за заботу о русском человеке!

 

Бельгия православная

 

Было время, когда ВСЯ Бельгия (ещё до своего государственного житья-бытья) была православной. Впрочем, были времена, когда ВЕСЬ мир был православным.

 

Теперь православных в Бельгии что-то около 1%. Живут в ней православные греки, сербы, румыны, грузины, а теперь и наш брат-русак. Селиться в Бельгии русские начали сразу же после революции. Много их – потомков русских эмигрантов первой волны с русскими и немецкими фамилиями – по-прежнему чтут свою русскую Родину и свой родной язык. Хотя и ассимиляция тоже берёт с годами своё.

 

Кстати, православие в 1985 г. было признано бельгийским государством в качестве официального религиозного культа наряду с католичеством, англиканством, протестантизмом, иудаизмом и исламом. Думается, Король бельгийцев (таков его официальный титул) Бодуэн держал в уме при этом и спасение членов своей фамилии русскими лётчиками! Такое официальное признание даёт православным в Бельгии определённые права. Так, государство выделяет денежное содержание священникам официально признанных приходов, предоставляет православным эфирное время на государственных радио- и телевизионных каналах, где имеются специальные передачи. Кроме того, оно устанавливает ставки для священников-капелланов, окормляющих больницы и тюрьмы, а также финансирует преподавание Основ православной религии в средних общеобразовательных школах (начиная c 1988 г. во Фландрии, а с 1997 г. и в Валлонии). Этот предмет входит в состав программы по выбору.

 

Изначально греческая община была самой многочисленной, но новая волна эмиграции русскоязычных граждан из бывших советских республик постепенно меняет ситуацию.

 

В Бельгийской епархии РПЦ (с кафедрой в Брюсселе) – 12 приходов, среди которых один мужской «фламандский» (по составу насельников) монастырь во фламандском селении Первейз (на бельгийском пoбережье) и с недавних пор небольшая женская обитель в Тразеньи (близ Шарлеруа). Прихожане – эмигранты первой волны, их потомки, новые эмигранты, а также коренные бельгийцы и люди самых разных национальностей, принявших православие. Службы совершаются на церковнославянском, французском или фламандском («нидерландском») языках. До того монастыря мы, правда, не доехали.

Епархия Константинопольского патриархата (также с кафедрой в Брюсселе) насчитывает 23 прихода в Бельгии и один приход в Люксембурге.

 

С недавних пор в Брюсселе существует и один грузинский приход, входящий в Константинопольскую епархию.

 

А в Антверпене храм Рождества Христова Московского патриархата расположен в квартале, облюбованном хасидами, подмявшими под себя торговлю бриллиантами. Весьма нередко хасиденята начинают кидать камни в русский православный храм, норовя разбить в нём стёкла, однако стоит им лишь увидеть русского батюшку, как в ужасе бросаются врассыпную, убеждённые в том, что русский священник – «очень злой бука».

 

В Брюгге же действует один-единственный православный храм – храм Св. Елены и Константина, что расположен на улице Эзельстраат. Храм этот расположен, можно сказать, в жилом доме, что не редкость для православных храмов в Бельгии.

 

Хотели мы с женой попасть туда на Рождество, да не попали: храм был закрыт – Константинопольская патриархия, под юрисдикцией которой находится сей храм, перешла на новый календарь.

 

А службу в этом храме ведут два сына одного известнейшего на всю Бельгию нотариуса из Гента И. Пекштадта, принявшего православие и ставшего протоиереем – отцом Игнатием.

 

Так вот. Однажды, когда ему уже было глубоко за семьдесят, сподобился о. Игнатий поехать по святым местам Руси. И взял плацкарт во Псков. Народ, завидев, что с ними едет благочестивый батюшка-иностранец с внешностью старорежимного профессора (бородка клинышком), стал приглашать его разделить трапезу. Стол однако был не шибко обилен: отечественное пиво да лук.

 

В общем, наши люди прониклись к о. Игнатию самыми тёплыми чувствами, а бельгийский паломник рассказывал потом на родине, какой замечательный и добрый русский народ.

 

И умилялся.

 

Вот так-то, братия!

 

Как мы уже обмолвились, о. Игнатий Пекштадт – родоначальник фламандской династии православных священнослужителей. Один из его сыновей – епископ Афинагор (Пекштадт) – управляет приходами в Брюсселе, Генте, Брюгге и Кортрейке, где богослужение ведётся по-фламандски, другой его сын – протоиерей.

 

Есть в Брюгге и ещё один знаменитый древний храм – базилика Святой Крови Христовой. И расположена она в самом центре города на площади Бург. В этом храме хранится частица мощей св. Василия Великого, а также ковчег с кровью Господа Иисуса Христа – добыча крестоносцев, разграбивших Царьград. Правда, даже русскоязычный экскурсовод из числа наших с вами бывших соотечественников станет внедрять в вас официальную версию, согласно которой ковчег был «подарен когда-то кому-то кем-то». Однако никаких источников, свидетельствующих о том, что ковчег с Кровью Спасителя пребывал в Бельгии ДО разграбления Константинополя крестоносцами, отчего-то до сих пор нигде не обнаружено. Понятно, что официальная версия старается замять по возможности тот пренеприятнейший исторический факт, что западные христиане пошли грабить и убивать своих восточных единоверцев.

 

Фотографировать здесь запрещено, но многие фотографируют, и ничего! Я тоже стал фотографировать и получил замечание от охранника – пожилого дядечки в партикулярном платье. Извинился и пообещал больше этого не делать. Да не сдержался. Ох, я и сам знаю, что это – нехорошо.

 

На обоих этажах базилики икона – явно новая и русская – св. Василия Великого. Когда я спросил у служителя, каким образом русская икона появилась в этом храме, служитель сказался незнанием и адресовал меня к директору музея. Базилика – это ещё и музей. Но и директор музея ничего мне на сей счёт не сообщил – он тоже НЕ ЗНАЛ. В общем, ленивы и нелюбопытны не только мы, русские, если верить Александру Сергеевичу.

 

Господь сподобил меня трижды приложиться к склянице, в которой находится Кровь Христова.

Как и всем, постоявшим у неё или приложившимся к ней (как это делают православные – в отличие от католиков), епископ (кардинал?) дарит на память такую книжечку (с трудом подыскиваю соответственный аналог слову «памятка», прости, Господи!)

 

Написал её епископ Брюггенский (Брюжский – на французский лад – звучит куда более по-русски!). Она воспроизводится в миниатюрном буклете на английском, фламандском, немецком, испанском, французском, итальянском, польском, китайском и русском языках. Вот её текст (передаю его в приведённой в «памятке» орфографии): «Господи Иисусе, на кресте вы проявили себя богом полным любви. Дайте же и нам сердце, которое с радостью будет служить людям. Аминь».

 

Не будем слишком строги к переводчику, не ведающему правил русской церковной орфографии, и всё же, всё же... Ощущаете сквозь перевод на современный русский разницу мировосприятия? Уже на улице, сидя на лавочке и приходя постепенно в себя, я всё думал: а что сможем мы сказать в своё оправдание на Страшном судилище, кроме как «Прости меня, Господи»?

 

А народу к склянице почти никого.

 

Знамение нашей жизни. Казалось бы, подходите, берите, черпайте!

 

НИКОМУ не нужно.

 

Впрочем, много ли мы, грешные, припадаем к мощам святых угодников, до которых всего-то два шага ступить?

 

И последнее. О том, что худо-бедно и из последних сил объединяет Бельгию, – об её короле.

 

Никаких тёплых монархических чувств я за бельгийцев не заметил, а в Брюгге, к моему искреннему удивлению, перераставшему в возмущение, даже обнаружил ресторан под вызывающим названием «Республика».

 

Бельгийцы – что фламандцы, что валлоны – народ, любящий считать свою копейку и потому ревниво высчитывающий, во что обходится институт конституционной монархии ему лично. Я же был благодарен Королю бельгийцев Альберту Второму за заботу, проявляемую о моих соотечественниках, изгнанных, в сущности, из своей Родины.

 

Отчего-то считается (ох уж это «считается!»), что король в Бельгии не имеет реальной власти (в соответствии с Конституцией).

 

Однако утверждать подобное – значит сводить неведомое нам сущее к видимости, которая не только обманчива, но чаще всего откровенно ЛЖИВА. Кто-нибудь знает, каково реальное влияние монарха на течение дел в стране, его место и роль среди тех, кто осуществляет настоящую, невидимую глазу ВЛАСТЬ? Его международные и прочие связи?

 

Уже пройдя последний контроль в аэропорту Брюсселя, я с улыбкой, но вполне серьёзно попрощался с милой фламандской дамой: Vive le Roi! («Да здравствует Король!»)

 

Дама добродушно рассмеялась – ещё один чокнутый русский.

 

Эх, не ценят они свою монархию...

 

А я в этот миг отчётливо ощутил, как повезло бельгийцам, что у них есть свой король (хотя бы и конституционный)!


Б.А. Куркин, доктор юридических наук, профессор

 

Перейти к содержанию номера

 

Метки к статье: Куркин, Наше дело №4-2011, наше дело
Автор материала: пользователь pereprava12

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Комментарии к посту: "«Русская Бельгия»"
Имя:*
E-Mail:*